Пост опубликован: 04.02.2020

От взлета до падения: как певица МакSим превратилась из талантливой девочки в женщину, которую спасают

На песнях МакSим выросло целое поколение девушек, которые знали наизусть каждый ее хит. Высокий «хрустальный» голос, проникновенные тексты, неформальный стиль одежды — все это пленило поклонников по всей стране. Однако с течением времени музыкальная карьера певицы пошла на спад. Теперь она и вовсе на волоске из-за проблем со здоровьем.

Это сейчас Казань — один из самых красивых и быстро развивающихся городов России. Но в 1990-х она был лидером по числу молодежных преступных группировок. По ночам в столице Татарстана становилось, мягко говоря, неуютно. Парни начиная со средней школы брили головы наголо, а за московский «флер» могли и темную устроить. У всех неформалов и непривычных взгляду прохожих ребята спрашивали, не из Москвы ли они — и если выяснялось, что да, дело доходило и до драки.

Марина Абросимова (настоящее имя певицы МакSим) росла в суровых условиях: никаких жалоб и слабости местная детвора не терпела и не прощала. «Я была очень нежным ребенком до трех лет. Я любила всех, обнимала, целовала, говорила: »Мамочка моя любимая», а потом все это закончилось по непонятным причинам», — признавалась девушка в программе «Женский взгляд».

Пока родители — автомеханик Сергей Орефьевич и учительница Светлана Викторовна — с утра до вечера пропадали на работе, за будущей звездой приглядывал старший брат Максим.

Марина всюду увивалась за мальчиком, и в какой-то момент его друзья нарекли прилипчивую девочку именем, которое в будущем станет ее творческим псевдонимом. Многие уверены, что это мужское имя лишь усилило сильный и волевой характер Марины, ее бунтарский дух.

Пока ее ровесницы послушно сидели в классе, опаздывающая к первому уроку Абросимова вылавливала из канализации упавших котят или лазила за ними на деревья. Никто не верил в эти «отмазки», но раз за разом школьница продолжала расставлять приоритеты в соответствии со своими по-взрослому осознанными ценностями.  

«В детстве я хотела работать в МЧС, спасать мир, людей и животных, чем в свободное время и занималась», — как-то рассказала Марина в программе «Сто вопросов взрослому». Вместо слез — действие. Марина росла бойцом. К слову, Казань в то время слезам не верила — зато слушала их на ура.

Этим и объяснялся столь ранний успех талантливой ученицы музыкальной школы. Марина, учившаяся на отделениях вокала и фортепиано, постоянно сочиняла незатейливые стихи и мелодии к ним (тогда же родилась песня «Чужой» и «Зима»). Участвовала во всех школьных концертах, а также городских конкурсах и фестивалях. Уже в 15-летнем возрасте ее заметила малоизвестная казанская группа Pro-Z. Пообщавшись с ребятами, девятиклассница подписала свой первый музыкальный контракт.   

Когда она очутилась в звукозаписывающей студии, то буквально обомлела от счастья. «Я готова была и дневать там, и ночевать», — признавалась МакSим. 

И правда, после школы (а порой и вместо) она бежала на студию, где общалась с музыкантами на много лет ее старше. «Мы страшно ругались, я не воспринимала никакой критики, хлопала дверьми. В какой-то момент они сказали: »Все, делай что хочешь». И я поняла, что мне интересно создать что-то свое, даже если это никому не нравится», — поведала артистка.

В 15 она создала свой первый коллектив и по вечерам пела с ними в ресторанах, ночных клубах и даже в стриптиз-барах. Понятно, что на учебу времени совершенно не оставалось. Родители, которые с детства прививали Марине традиционные татарские ценности («женщина — хранительница очага»), пришли в ужас. И если отец закрывал глаза на дерзкое поведение дочери, то мать «воспитывала ее с утра до вечера».  

Прогулы, плохие оценки, ночевки на студии — вольная жизнь самодостаточной звезды не на шутку пугала Светлану Викторовну. Ссоры и скандалы окончились какой-никакой договоренностью: с Марины — аттестат без троек, а с матери — предоставление девушке желанной свободы. По рукам!

«По жизни она решила многое мне доказывать. Теперь я уже точно знаю, что я была неправа. Но в то время мне казалось, что все делала правильно», — признавалась мама Марины, вспоминая, как давила на талантливую дочь. 

В ту пору девушка познакомилась с человеком, который оказал огромное влияние на ее творчество. Именно Андрей Сорокин станет главным героем лирических песен Марины.

«Я еще училась в школе, когда познакомилась с юношей-музыкантом, он был меня старше на 10 лет. Он только что приехал из Москвы. В желтых очках, в широких штанах, в гриндерсах зеленого цвета… Для меня это был какой-то марсианин. Мне захотелось с ним дружить», — призналась певица.

Сорокин был популярной личностью среди казанских музыкантов. Именно он привил Марине любовь к книгам и вкус к музыке. В скором времени их дружба переросла в нечто большее. Будущая знаменитость успевала и любить, и работать, и учиться: она действительно окончила школу без троек и даже умудрилась поступить в институт на непопулярное тогда отделение по связям с общественностью. Разумеется, заочно: наслушавшись рассказов бойфренда, она решила штурмовать Москву.  

Сорокин, который знал изнанку столичной жизни, свою любимую отговаривал. Он боялся, что Москва переломает девушке всю жизнь, но та не сдавалась. На поезд Казань-Москва Марина села в гордом одиночестве и с первой глубокой любовной раной: Андрей остался дома.

Казалось бы, героиня песен МакSим — эта ранимая девушка, готовая идти босиком за своим мужчиной хоть на край света — в такой ситуации должна была бы остаться в Казани. Но реальная Марина Абросимова жаждала приключений. Сама она в многочисленных интервью уверяла, что никогда не стремилась к известности и не хотела «попасть в телевизор». Ей было необходимо донести свою музыку до одного-единственного человека, «чтобы он услышал где-то по радио и сказал »да-да, я знаю, про кого это», про него самого». Кокетство или нет, но своего она добилась. Правда, не сразу. 

Первые 8 дней столичной жизни вчерашняя школьница провела на Казанском вокзале: ночевала в пельменной, пряталась от полиции в туалетах, а в перерывах между пыталась найти хоть какую-то работу. 

Через неделю скитаний она познакомилась с девушкой-танцовщицей, снимавшей квартиру в Царицыно. Слово за слово, и вот у Марины появился свой первый московский дом, в котором она провела следующие 6 лет своей жизни.

Первое время с работой не ладилось. Ночные клубы Москвы отличались от дискотек Казани. Девушка ходила по заведениям и предлагала всем подряд свои диски. «Меня никто не мог понять. Чего я хочу? Говорили мне: »Ну, понимаете, мы не продюсеры». А мне не нужны продюсеры. Мне нужна работа», — вспоминала то время МакSим.

Промоутер, танцовщица и даже бэк-вокалистка — певица хваталась за любую возможность. «Так вот и перебивалась. Не сказать, чтобы мне было плохо. Утром я подрабатывала в переходе на Библиотеке имени Ленина. Познакомилась с хорошими ребятами, которые выступали на улице, и мы с ними играли и пели все подряд. У меня совершенно потрясающие добрые впечатления остались, потому что мы тогда делали чистую музыку». 

5 лет Марина провела в скитаниях: бралась то за одну работу, то за другую, а порой и вовсе возвращалась домой — набраться сил для очередного набега на столицу. В конце концов она покорилась напору бойкой девушки — как-то раз Марина дошла до звукозаписывающей компании и повстречала там Вадима Бондарюка. Он без особого интереса принял пару дисков с песнями девушки и обещал их прослушать. Прошло время, но от него не было никаких вестей — и тогда Марина решила взять его измором.

«Я стала докучать звонками. Звонков через 100 меня с ним все-таки соединили. Он так умилялся, мол, ну да, что-то из тебя может получиться. Ну давай, приходи. И так нехотя… Сказал, что нужно сделать театрализованные красивые номера. Наверное, он сказал так, чтобы я уже успокоилась и уехала обратно в Казань».

МакSим и правда уехала — но лишь для того, чтобы вместе со своей командой поставить несколько номеров и записать их на видео. Удивлению Бондарюка не было предела: самодеятельность упертой девушки оказалась очень талантлива. Он разместил ролики в Интернете, а после этого к МакSим пришла известность.

«Однажды я приехала на танцевальный фестиваль в Петербург. Я решила, что это какое-то маленькое заведение, где нужно отработать концертную программу в 40 минут. Тогда я стоила 200 долларов за выступление. Меня привезли в »Ледовый дворец», и там было очень страшное для меня мероприятие. Меня вели в гримерку, а встретили на очень хорошей машине. Я не понимала, что происходит, и мне было страшно признаться, что меня явно с кем-то перепутали. В списке артистов я увидела, что среди »Зверей», »Дискотеки Аварии» и прочих популярных артистов в серединке было написано Maxi-M. Я хотела сказать, что это не я, меня зовут МакSим, но, тем не менее, я вышла на сцену со своей песней »Трудный возраст». И в какой-то момент мне пришлось просто опустить микрофон, потому что полный зал, пятнадцать тысяч человек пели эту песню вместо меня», — поведала девушка.

Следующие несколько лет МакSим провела в разъездах. Гастроли, концерты, съемки клипов – на привычную жизнь практически не оставалось времени. Марина с трудом переживала свалившиеся на ее голову перемены. В этот непростой момент она познакомилась со звукорежиссером Алексеем Луговцовым. 

«Он проникся сразу и стал меня многому учить. Несмотря на то, что я была лидером коллектива, он меня сражал наповал тем, что говорил после очередного концерта: »Ох сейчас кто-то по ж*пе получит». За какую-то очередную неправильно спетую ноту ругал меня. Меня это подбило. Я сначала всем говорила, что его уволю. Наглый, где у него воспитание? Потом я поняла, что этот человек хочет добра, иногда заменял мне директора, иногда охранника», — признавалась певица. Чувства чувствами, а напряженная работа без выходных выматывала певицу.  

«Концерты были каждый день. С утра прилетали в один город, ночью уже улетали в другой. Естественно, научилась спать в поездах, самолетах. Хотя бы по сколько-нибудь. О полноценном сне, еде речи не шло».

«В какой-то момент я поняла, что я вообще больше не хочу есть и спать. Довела себя до такого состояния, когда шла прямо, а затем раз — и резко сводит в сторону. Было что-то совершенно нездоровое. Звонила и просила: увольте меня, пожалуйста, я не хочу этого. Совершенно не хотела быть популярным человеком, хотела просто хоть как-то прожить в Москве на свои песни. Но стала чересчур популярной. Мне сначала казалось, что со мной звездная болезнь, но потом я поняла, что у меня действительно проблемы с ориентацией в пространстве. Казалось, что шум в ушах, голова взорвется. Я сидела в аэропорту, чтобы лететь в очередной город, опускала голову на руки и слышала голоса людей. Когда их очень много, они кричат одно и то же, это превращается в какой-то шепот. И он меня добивал просто, не прекращался. При этом я должна была учиться на своих ошибках, просила ставить мне в самолете мои концерты. Я понимала, что нет сил. Ни сил, ни возможностей, и я разбивала компьютеры. Один полила кипятком, второй — правда, дома — разломала сковородкой. Леша все это время был рядом. Я понимала, что со мной творится что-то ненормальное. А он мог меня схватить и успокоить», — поведала певица.

Когда она поняла, что теряет над собой контроль, обратилась к психиатру. Заявление врача было категоричным: прекратить гастроли и любую творческую деятельность — Марине требовалось полное восстановление и отдых. А потому, когда артистка забеременела, то даже не сомневалась: ребенка она выносит и родит. Декретный отпуск мог стать тем самым спасением от изматывающего графика, от которого МакSим так страдала.

Однако из-за особенностей контракта она все равно продолжала выступать даже на восьмом месяце беременности: «Скакала по сцене, как сумасшедшая, работала в полную силу. Ко мне подходили порой взрослые женщины за автографом и говорили: »Мариночка, вам отдыхать нужно». А я так это воспринимала: »Да? Сами идите отдыхайте»».

Роды были тяжелыми. Спустя 17 часов ребенок появился на свет без явных признаков жизни. Врачи сразу поместили малышку в детскую реанимацию — там они сотворили настоящее чудо, и девочка задышала. Спустя 5 дней МакSим выписали из роддома.  

Однако она не понимала, что значит быть матерью. Воспитание о ребенке взял на себя Алексей. Пока он сидел с девочкой дома, певица гастролировала. Стоит ли говорить, что в какой-то момент самооценка мужчины резко снизилась — он не хотел творчески развиваться, искать более высокооплачиваемую работу, да и вообще перестал желать. К тому же прибавились вспышки ревности. «Меня все устраивает», — как-то заявил он во время очередной ссоры. МакSим решила развестись. 

Алексей Луговцов и МакSим с дочерью

Алексей Луговцов и МакSим с дочерью

Музыкальная карьера как-то резко застопорилась. Да, она все еще выпускала синглы и даже записала пару альбомов. Но былого успеха и активности ждать не следовало. В какой-то момент поклонники даже стали беспокоиться, что у МакSим могли возникнуть какие-то проблемы. Спустя полгода после родов она записала песню «Одиночка», слова которой были непривычно дерзкими для сентиментальной певицы. «Дома посижу, лучше дуну-покурю», — пела молодая мать.

Наркотики? Алкоголь? Или женское отчаяние? Как мало в певице осталось от той бойкой девочки, которая ночевала на Казанском вокзале с единственным желанием — воплотить свою мечту в жизнь. 

Сама Марина признавалась, что только мужчина рядом мог спасти ее от стресса и нервного переутомления. После развода с Луговцовым она непродолжительное время встречалась с музыкантом Александром Красовицким, а в 2014-м вышла замуж за бизнесмена Антона Петрова. Они познакомились на вечеринке: увидев красавицу на сцене, предприниматель буквально потерял голову. Ухаживал он красиво, в чувствах признавался красноречиво — совсем скоро влюбленные стали жить вместе.

Антон буквально упрашивал жену родить ему ребенка, и та уступила. То ли пресловутые татарские ценности, о которых все детство говорила мать, напомнили о себе, то ли необходимость чувствовать рядом якорь, который убережет от стрессов и нервных срывов. 

Вероятно, МакSим надеялась, что семейное счастье принесет ей внутреннее успокоение, заполнит какую-то брешь. Однако после рождения дочери Антон потерял к жене интерес. Зато приобрел его к 21-летней наследнице миллионера и депутата Александра Бастрыкина. Богатая студентка Елизавета завладела всеми мыслями бизнесмена, начав вытеснять оттуда жену с новорожденной малышкой. Недолго думая, Антон ушел из семьи. В 2015-м они с МакSим развелись.

Личная жизнь не клеилась, а популярность шла на спад. Вместе с ней таял и вес певицы, да так, что пользователи Сети забили тревогу, мол, это уже анорексия. Марина старалась не обращать на такие комментарии внимания. Впрочем, похудев до 45 кг при росте 160 см, она все же начала ходить в зал и через какое-то время могла похвастаться подкачанной фигурой с красивым рельефом.

О своих последующих романах МакSим не распространяется: известно лишь, что она якобы счастлива с неким загадочным мужчиной-ровесником. Кто он, остается только догадываться. Правда, в 2018-м артистка выпустила клип на песню «Дура», где снялась вместе с Луговцовым — они исполнили роли влюбленных. Красноречиво! Поклонники надеялись, что пара воссоединится, а вместе с тем к певице вернется ее былой пыл и творческая активность. Но этого не случилось: МакSим, которая никогда не мечтала о популярности, стала сама диктовать свои условия и работала в комфортном для себя темпе.  

Бдительность поклонников не угасала: слишком уж хорошо они знали типичный жизненный сценарий ярких и талантливых девушек, которые с раннего детства целиком и полностью отдавались карьере и попадали в замкнутый круг, эдакое профессиональное рабство. 

Когда в апреле 2019-го Марина попала в ДТП (спустя месяц после выхода из затяжного творческого отпуска), многие восприняли это как дурной знак. Концерты были отменены, а о гастролях и вовсе можно было забыть — певице требовался покой. Тогда заговорили о том, что артистка якобы злоупотребляет алкоголем. Инсайдеры сообщали, что никакой аварии не было, просто Марина упала с лестницы. В каком она при этом была состоянии, версии разнились. К тому же фотографий из больницы было крайне мало, да и те — без лица. Представители певицы списывали это на травму нижней челюсти, мол, по этой же причине звезда не смогла общаться с журналистами в течение месяца. Сложно сказать, можно ли верить этим слухам. 

Фотография МакSим из больницы, апрель 2019-го

Фотография МакSим из больницы, апрель 2019-го

Но очередная госпитализация МакSим вновь заставила многих задуматься. Что же на самом деле происходит с артисткой? Официальная версия гласит, что Марина вернулась к работе, но тут же стала испытывать головные боли и слабость в теле.

«Произошло обострение: мы только начали работать, ей казалось, что все хорошо. Сейчас у нее появились осложнения — головные боли, она не может спать нормально, болят ноги. Поэтому она легла в больницу на обследование и лечение», — рассказала телеканалу «360» концертный директор певицы Маргарита Соколова. 

Врачи, обследовавшие артистку, конкретного диагноза пока не называют. Но при этом уверяют, что о гастролях и творчестве нужно забыть до полного восстановления. 

Все это, скажем прямо, напоминает то ли неудачный пиар (именно этих мыслей очень опасается Соколова), то ли свидетельство более неприятных процессов в жизни МакSим. И дело даже не в домыслах анонимных инсайдеров о нездоровых привычках. Раз за разом певица пытается вернуться к своему зрителю, и раз за разом терпит поражение. Что мешает ей работать так, как 15 лет назад? Только ли проблемы со здоровьем? «Как будто какая-то порча», — пишут встревоженные пользователи Сети.

Пока злые языки уверяют, что певица больше никогда не сможет вернуться к музыке, преданные поклонники МакSим готовы сделать все, что угодно, лишь бы она вновь писала и пела для них. И мы со своей стороны выражаем надежду, что в скором времени любимая многими артистка, вдохновлявшаяся творчеством Марины Цветаевой и Анны Ахматовой, вновь появится в звукозаписывающей студии. Ведь ей еще есть о чем спеть.