Пост опубликован: 02.11.2020

«Была непокорна год, потом влюбилась»: как верующая башкирка из Уфы сама выбрала мужа, шьет стильные национальные костюмы и покоряет мир

Фатима Янбаева

Всем привет, я Фатима Янбаева, башкирка и гражданин мира. «В своей кастрюле не варюсь», смотрю шире, вижу глубже.

Прошлую весну я встречала в Америке. В то время меня не покидала тоска: я смотрела на улицы Нью-Йорка и думала, как бы я хотела оказаться дома! В Башкирии все цветет, зеленеет — идеальное время для походов. У нас ведь прекрасная природа — и степи, и горы, и каменные реки, и ручьи, и поля.

Всегда по возвращении на родину чувствую, как наполняюсь силами. Но все свое время проводить дома тоже тяжело, тянет на «экспансию».

Поэтому с семьей мы постоянно путешествуем. Вместе с мужем создали свое digital-агентство, так что работаем из любой точки мира, а маленькую дочь, которой недавно исполнился год и 10 месяцев, всегда берем с собой.

В мечтах — совершить кругосветное путешествие: без обратного билета, без четкого маршрута… абсолютная свобода! Представьте, два рюкзака ручной клади на троих, одна потрепанная карта и удобные кроссовки, вот и все, что нужно.

Однако где бы я ни была, меня все равно тянет домой, на родину. Башкортостан — вот мое главное место силы.

Укрощение строптивой

С мужем мы сошлись во время путешествия. Исторически молодых в Башкортостане знакомила сваха, это было целое искусство: обученная женщина подбирала жениха и невесту из подходящих, достойных друг друга родов.

К сожалению, традиция вымерла, но многие до сих пор пытаются сводить друзей. Так было и у нас, но я до последнего проявляла непреклонность: «Что я, залежавшийся товар какой, чтобы меня сватали?» Муж и с помощью знакомых, и сам ко мне пытался подходить, но безрезультатно. В итоге судьба взяла свое.

Фатима с супругом

Три года назад вместе с приятелями я отправилась в США. Мой будущий муж тоже поехал. Во время путешествия мы оба раскрылись и почувствовали притяжение.

Представьте: я была непокорна год, но в итоге мы друг друга полюбили.

У многих приятельниц похожая ситуация: за ними мужчины бегают, а они всем отказывают — «этот точно не для меня», «этот еще не дорос», «этот пусть другую поищет». А затем их потихонечку добиваются. Многие мужчины, кстати, на нас жалуются — слишком уж гордые башкирки и неприступные. Такова ДНК!

Сильные и независимые

Про ДНК я не шутила — башкирки издревле проявляли самостоятельность, гордость, силу. Изучая историю наших национальных костюмов, я обратила внимание на наличие в женском наряде нагрудника из монет (часто двухстороннего). По одной из версий он служил не только украшением, но и кольчугой. Это доказывает, что башкирские женщины воевали наравне с мужчинами. 

Конечно, в первую очередь башкирки — хранительницы очага. Не стоит забывать, что наши мужчины все время были в походах и защищали границы Российской империи. Наш народ один из немногих получил вотчинное право — возможность управлять своими землями в обмен на воинскую повинность. Поэтому когда мужчины уходили служить, в республике оставались лишь старики, дети и женщины. Последним и приходилось всем управлять. Естественно, это отпечаталось на наших характерах.

Башкирская женщина — хоть и скромная при муже, но сильная, выносливая и способна действовать хладнокровно и стратегически. Не каждого мужчину еще примет и не за каждого замуж пойдет.

Мы очень разборчивы. И не подсчитать, сколько легенд создано о том, как башкирки предпочитали в реку броситься и погибнуть, нежели пойти замуж за нелюбимых. Традиционное своеволие. 

Свадебный переполох

23 июля исполнится ровно три года, как мы с любимым поженились. Подготовка к торжеству началась с вопроса супруга: «Какую ты хочешь свадьбу?» Этническую! Без тамады и дурацких конкурсов… Обычно молодожены делают «как принято», а я сделала «как хочется». Муж меня полностью поддержал и на махр (в исламском семейном праве — имущество, которое муж выделяет жене при заключении брака, — прим. Woman.ru) подарил аутентичный национальный костюм, который на тот момент стоил 130 тысяч рублей. Он и стал моим свадебным платьем. Я почувствовала, что у этой одежды есть дух, в ней есть история.   

Обычно у нас проводят никах (в исламском семейном праве — брак —  прим. Woman.ru), а затем — через полгода или больше — свадьбу в ее современном понимании, с платьем и фатой. Тут мы нарушили традиции и совместили эти торжества в один день.

Согласитесь, странно и нелогично, что после никаха происходит брачная ночь, а сама свадьба — лишь через полгода.

В традиционный никах мы внедрили башкирские культурные элементы: в поисках вдохновения я даже фантазировала, как могла бы пройти моя свадьба, скажем, лет 300 назад.

Торжество у нас состоялось днем: гости расположились на оформленных стульях на природе, пришел мулла (исламский священнослужитель — прим. Woman.ru), прозвучали клятвы. Тут мы тоже проявили индивидуальность: расширили «официальную часть» и включили в нее выступления старших по роду. Дедушка жениха и мой дядя вспоминали, чем знамениты и славны наши роды, доказывали, что благодаря свадьбе создадим новую мощную ветвь.

На самом деле, это часть древней традиции башкир — доказать перед сторонами жениха и невесты, что они достойны друг друга.

Затем были национальные игры, а потом вместе с девчонками мы исполнили древний танец. Все получилось интересно и по-настоящему круто. Только коней не хватало!

Уже вечером мы перешли к свадебному банкету. У нас ни одно застолье не обходится без беш бармака — мясного супа с картофелем и луком. Также мы приготовили шурпу — суп на мясном бульоне, казылык — колбасу из конины, настоящий деликатес! Была тутырма — блюдо, которое издревле готовили в Башкортостане. А еще курут — сухой кисломолочный продукт из сушеной сузьмы, это то, что остается после удаление сыворотки из айрана. Пили мы бузу — густой напиток из пшеницы, кумыс, компоты, а вот алкоголя на нашей свадьбе не было, мы вообще непьющие.

Фактор востока

Сейчас многие проводят торжества в традиционном ключе. У нас даже появилось агентство, организующее исключительно этнические свадьбы. А еще открываются магазины одежды с башкирскими вещами, и все это руками молодежи — значит, интерес к родной культуре растет.

В Башкортостане многие хотят носить аутентичные костюмы, которые при этом были бы практичны. В основном у нас шьют сценические наряды, а для обычной жизни — увы.

Тогда я решила модернизировать башкирский национальный костюм, представить свое видение еляна (башкирская верхняя длиннополая одежда с подкладом и длинными рукавами — прим. Woman.ru).

Коллекция Фатимы Янбаевой

С этим мне помогала моя свекровь, профессиональный конструктор одежды. Нам так понравилось шить, что вскоре мы приняли участие в дизайнерском фестивале «Фактор востока». Всего за месяц-полтора мы создали минималистичную коллекцию изо льна, которая сразу же была распродана. Эта одежда была не броская или сценическая, а лаконичная и сдержанная, но при этом в ней этнический акцент. Смотришь — черный удлиненный жакет, а ветер подул — ого! — красочный подклад с национальными узорами.

Модель в еляне

В Башкортостане девушки одеваются по-разному. Но в основном традиционное воспитание остается в крови — далеко не все могут позволить себе суперкороткие юбки или глубокое декольте.

Не забывайте, что на башкирскую культуру огромное влияние оказывал и оказывает ислам. Девушка в нашем национальном костюме должна быть полностью покрыта. Мы стараемся придерживаться традиций, но сохраняем свободу выбора.

Я считаю себя достаточно светской этнической мусульманской девушкой: не ношу платок, спокойно позволяю себе длину миди, держу посты и следую предписаниям Корана. Таких, как я, немало, но есть и другие — и это нормально.

Месяц возможностей

В отличие от многих знакомых, Рамадан для меня — лучше праздника! Для кого-то это месяц испытаний, для меня — месяц возможностей. Сначала я расстраивалась, что в предыдущие годы не могла держать уразу, ведь я была беременной, затем кормила дочь грудью.

Для себя я поняла так: мое служение Всевышнему в это время не постом измеряется, а заботой о ребенке. Аллах все продумал, поэтому я успокоилась, родные поддержали. «Не волнуйся, лучше воспитывай дочь — в этом твое служение».

Дней 10 назад я отлучила дочь от груди, поэтому стала держать уразу. Настолько все легко дается! Но тут важен настрой: если считаешь, что тебя лишают еды, — это один сценарий. Второй сценарий — тебе дается возможность, грубо говоря, заработать призовые баллы перед Аллахом. Каждый год, когда Рамадан заканчивается, я очень жалею. Ведь это самый прекрасный период в году. 

Устами младенца

Дом — та среда, в которой ребенок впитывает традиции и учится языку. Поэтому мы в семье говорим исключительно на башкирском. Я рада, что первые слова дочери прозвучали на родном языке. Это дает много плюсов: хорошо зная свою речь, можно легко обучиться и другим, тем более до семи лет. Сейчас дочке почти два года, дома она говорит на башкирском.

Лучшее, что я получила от родителей, буду передавать и дочери. Но в остальном я сама изучаю психологию.

Читаю экспертов по воспитании детей, например, Петрановскую. Я бы не хотела передать дочери ограничивающие установки, которые не осознавая получила от родителей. «Не высовывайся» — вот оборотная сторона башкирской скромности. Это мешает ярким людям себя проявлять. Конечно, я выстраиваю границы дозволенного, но никогда не скажу дочке «Не плачь!» — иначе она вырастет зажатой, с накопленными обидами, которые никуда не выливаются.

Когда моя дочь будет искать профессию, я буду смотреть на ее наклонности. Не хочу, чтобы другие, даже близкие люди, ей диктовали. Я прожила это на себе — выбор профессии был изначально не мой. Не хочу, чтобы дочь потеряла драгоценное время на лишние поиски.

А еще я бы очень хотела, чтобы мой род экспансировался. Моя бабушка выросла и реализовала себя в деревне. Моя мама поступила в Уфу и осталась там жить. Я же родилась в Уфе и поступила в Москву. Надеюсь, мои дети будут получать знания за рубежом, узнавать новое по всему миру и возвращать эти знания на родину. Безграничными возможностями нашей реальности надо пользоваться. И главное для меня при этом — чтобы они несли в себе ценности, ДНК нашей культуры, которые передался им от нашего рода. Глобализация глобализацией, но забывать о своих корнях нельзя.

Союз спасения

А корни, к сожалению, часто забываются. Все малые народы России столкнулись с этой проблемой — система образования меняется и изучение родной культуры отходит на задний план.

Некоторые ребята не знают башкирский, в школе ему уделяют совсем мало времени. Сейчас мы осознали, что у нас просто-напросто утрачивается языковая среда.

Ведь недостаточно выучить алфавит, необходима регулярная практика. У нас даже интернет-курсов башкирского нет. А если языка нет онлайн, то в современных условиях он быстро вымрет. Это подвигло меня вместе с друзьями на создание собственных проектов. Я веду YouTube-канал, где рассказываю о новостях, интересных героях, популяризирую родную культуру — и все это, разумеется, на родном языке.

Еще мы с друзьями развивали проект «Балалар» — они создавали мультфильмы на башкирском языке, ведь своих у нас нет, а я помогала в продвижении. Это кропотливая, трудоемкая, но увлекательная работа. Уже 4 мультика выпустили и выиграли грант главы республики Башкортостан. Помогаем осознанным мамам, которые с детства хотят приучать детей к родной речи, с помощью телевизора в том числе.

Хорошо, что таких у нас много, даже есть чат «Мамы Уфы» — там собрались те женщины, которые хотят воспитать детей в башкирской языковой среде. Мы встречаемся, общаемся, а наши дети при этом разговаривают на родном языке.

Фатима Янбаева — яркая и успешная девушка

1 из 6

Думаю, у нас все получится, и язык, свою культуру и традиции мы сохраним. Ведь мы быстро учимся и охотно это делаем: вот, наверное, главная отличительная черта современных башкирок. Видят проблему — и ее решают. Равнодушных среди нас нет.

Фото: Личный архив героини, Гульназ Галимуллина, Эдуард Дильмухаметов, Гульназира Турумтаева